Интервью для портала «Digital Spy»

Прошло ровно четыре года после того, как Аврил Лавин выпустила свой последний альбом. И, вот он долгожданный момент – появление новой работы. Но, в отличие от предыдущих работ очень многое изменилось в стиле. Новый музыкальный альбом стал спокойным. Что это? Избавление от стиля скейтборда или добавление «нежных ноток»? Для того чтобы понять метаморфозы, лучше всего спросить об этом саму Аврил.

- Расскажи о своих впечатлениях после “Brit Awards”.

- Сказать просто «хорошо» - значит, ничего не сказать. Больше всего понравилась церемония вручения наград. Плюс еще один примечательный момент – это огромное количество моих фанатов, которые окружили меня любовью и признанием. Я чувствовала себя на сцене, как во время собственного концерта. Обычно, подобные мероприятия скучны и однообразны. Но на этот раз все было на высшем уровне.

- Если не секрет, то с кем ты там чаще общалась?

- Если честно, изначально не ставила никакой цели, поэтому и вечеринки в стиле пати никакой для меня и не было. Я пришла, увидела, победила и ушла…

- Осознаешь ли ты, что после четырехлетнего молчания в эфире, ты возвращаешься на сцену с новым альбомом? Есть ли переживания?

- Как ни странно, но почему то всех интересует один и тот же вопрос. Если честно, то я абсолютно спокойна и у меня нет никаких переживаний по этому поводу. Наверное, потому, что я работала над этим альбомом долго и создала его таким, чтобы мне не приходилось стыдиться чего-либо.

- Можно ли отождествлять первую композицию на диске со стилем всего альбома?

- Нет, первый сингл абсолютно другой, не похожий на все остальные песни. Всего, в моем новом альбоме не более 2 – 3 песен с похожим звучанием и стилем. К примеру, сингл “What the Hell” перекликается со многими песнями из прошлого, которые звучали раньше. В тоже время, другие композиции отличаются большей эмоциональностью, глубиной мысли. В них больше ноток пианино, а также акустической гитары.

- В чем же тогда заключается секрет постановки композиции “What the Hell” на первое место в альбоме?

- Во-первых, данная композиция имеет всем уже знакомый стиль звучания. Во-вторых, компания, которая производит звукозапись, уже давно требовала от нас что-то из старого, зажигательного стиля для радио эфира. Таким образом, получилось что-то очень интересное, мостик, который связывает старый и новый стиль.

- Ты довольна тем, какие места занимает в чартах эта песня?

- Да, безусловно. Учитывая тот факт, что данная композиция по моему не является самой лучшей, ее положение в чартах вполне соответствует своему рангу.

- Что означает “Goodbye Lullaby”?

- В первую очередь название композиции олицетворяет мой внутренний мир, мое стремление и взросление, построение нового мировоззрения и желания быть востребованной в обществе.

- Интересно то, что все твои композиции отмечены в соавторстве с тобой. Это принципиально важно для тебя?

- Да, поскольку почти половина всех песен была написана именно мною, без посторонней помощи. Остальные песни мне помогали писать. Если честно, я полностью погрузилась в этот альбом. Так, одна из песен – “Darling”, вовсе была написана мною, когда мне было всего 15 лет. Я уже давно хотела включить данную композицию в свой альбом, однако до сего момента это не получалось, и, я была очень рада не только включить ее, но и спродюсировать некоторые песни самостоятельно.

- Поделись, как тебе пришлась роль продюсера?

- Это было круто, и потому, что раньше я думала, что не смогу этим заниматься. Многому меня научили такие замечательные люди, как Дерек и Эван. Лично я продюсировала от «А» до «Я» два сингла – “Goodbye” и “For Real”. Приятнее всего того, что обе песни – это исключительно чистый стиль рока.

- Мне где-то приходилось читать о том, что релиз твоего нового альбома был отложен почти на год. Можешь объяснить, что вызвало такую задержку?

- Да, действительно была такая проблема. Но, как это обычно бывает, причина крылась в моей звукозаписывающей студии. Дело в том, что они пытались навязать мне свои условия, которые полностью перечеркивали мое видение альбома. Я же держалась на своем. Для меня данная пластинка, особенно дорога, и, поэтому я отстаивала свои права до последнего.

- В чем же была разница ваших видений?

- Современный радио эфир принимает в основном танцевальные и ритмичные треки, и, звукозаписывающая студия хотела от меня примерно того же. Однако данное видение студии наперерез шло моим задумкам. Впервые я заключила контракт с L.A Reid “Artista Records”, когда мне было всего 16 лет. Данный директор чувствовал мое видение и понимал меня. Работать с ним было одно удовольствие. Однако, к сожалению, впоследствии данная студия прекратила свое существование, и мне пришлось перейти в RCA, где каждые полгода менялись директора и ответственные люди, которые имели разные мнения и видения.

- Если не секрет, ты уже определилась с тем, какая песня будет синглом номер 2 в твоем альбоме?

- Да, скорее всего, это будет Push.

- Как известно, Rihanna использовала отрывок твоей песни у себя в “Cheers”. Как ты относишься к этому моменту?

- Если честно, я даже не знала об этом, пока мои друзья не включили мне эту песню. И, искренне говоря мне, очень понравилось и я весьма рада этому, поскольку считаю Рианну очень талантливой певицей.

- Очень часто, с годами, многие певцы меняют звучание своих старых песен. У тебя тоже немало композиций, к примеру, “Sk8er Boy”, которой уже 9 лет. Ты повзрослела, не хотела бы поменять мелодичность или ритм композиции?

- Однозначно нет. Многие люди, которые приходят на концерты, желают услышать именно старые хиты, которые для них стали символом прошлого времени. И, слышать они хотят их в том звучании, в котором слышали прежде. Именно поэтому я, никогда не желала и не стремлюсь к изменению звучания своих старых песен.

На правах рекламы:

переоборудование микроавтобуса своими руками